Майкл Макфол (m_mcfaul) wrote,
Майкл Макфол
m_mcfaul

Categories:

Мои первые шесть месяцев в качестве посла США в России. Часть 1.

На этой неделе исполнилось полгода с тех пор, как я начал работать послом США в Российской Федерации. Это хороший момент, чтобы задуматься над тем, что нами сделано за этот срок для достижения целей, которые мы поставили перед Миссией США в России, а также наметить план работы на пути достижения внешнеполитических целей на ближайшие шесть месяцев.

Когда я приехал в Москву морозным январским днём в начале года, я знал, что хочу не только “быть” послом, но и “делать” что-то реальное от имени президента Обамы, его администрации, всего правительства США и американского народа. Тогда же и чуть позже я определил для себя три основные цели:

  • Во-первых, как бывший специальный помощник президента в Белом доме и участник разработки нашей политики в отношении России, известной под названием “перезагрузка”, я хотел и дальше участвовать в разработке политики и её осуществлении вместе с коллегами в Вашингтоне. Я старался наиболее эффективно применить огромный опыт, накопленный нашей Миссией в России, в дебатах о политической программе, которые ведутся в Вашингтоне, особенно в этот особо важный период в российско-американских отношениях.
  • Во-вторых, в соответствии с приоритетами президента Обамы в наших двусторонних отношениях я приехал Россию с огромным желанием сделать больше для расширения торговли и инвестиций между нашими странами, уделяя при этом особое внимание поиску новых областей для сотрудничества в сфере инноваций.
  • В-третьих, в начале моего пребывания в должности я был поражён стереотипами и неправильным пониманием американской внешней политики и моей страны в целом, с которыми я часто сталкивался здесь. Вскоре одной из основных задач для меня стало предоставление россиянам более точной информации о США. Чтобы помочь мне достичь этой цели, моя команда в посольстве в Москве и в наших консульствах в регионах разработала новую стратегию работы с людьми, которая включала открытие страницы в твиттере – социальной платформы, которой я никогда не пользовался и даже никогда не видел до приезда в Москву.

Спустя полгода я с удовлетворением отмечаю прогресс в достижении всех трёх поставленных целей, хотя нам предстоит ещё многое сделать.

Что касается разработки политики и её осуществления, одновременно с моим приездом в Москву возникло несколько очень сложных внешнеполитических проблем. Прежде всего, это Сирия, а также смена правительства в России после мартовских выборов президента, которые вызвали политическую дискуссию в Вашингтоне по поводу будущего “перезагрузки”. В администрации президента Обамы проанализировали ключевые понятия и принципы нашей политики “перезагрузки”, которая была разработана в начале 2009 года. После этого мы решили, что наш подход имел очень сильный положительный эффект для безопасности Америки и её экономических интересов, поэтому у нас не было никаких оснований для смены курса. С нашим подходом к “перезагрузке” вы можете ознакомиться
здесь. Нас очень обрадовало, что президент Путин и его новое правительство также подтвердили приверженность политике “перезагрузки”. 18 июня президент Путин и президент Обама провели продуктивную встречу в Лос-Кабосе в Мексике. Это была их первая встреча после возвращения первого на пост главы государства. В совместном заявлении, сделанном по окончании этой встречи, чётко отражена наша общая положительная оценка достигнутого и наше общее желание углублять сотрудничество во многих областях двусторонних отношений на основе общих интересов и взаимоуважения.

В течение последних шести месяцев правительства наших стран, несомненно, приложили огромные усилия, чтобы добиться взаимопонимания по некоторым животрепещущим вопросам. У нас общие цели в отношении Сирии, однако наши мнения относительно средств их достижения не всегда совпадают. И Россия, и США однозначно поддерживают Кофи Аннана и его план из шести пунктов. Кроме того, мы работали сообща над одобрением Женевского коммюнике, ставшего результатом важной встречи Группы действий по Сирии 30 июня. Это – прогресс по сравнению с ситуацией, существовавшей полгода назад. В то же время российские и американские официальные лица должны продолжить поиск общего подхода к прекращению насилия в Сирии и поддержке перехода с участием всех заинтересованных сторон под руководством самой Сирии к новому политическому порядку в этой стране. Статус-кво сохранить никак невозможно.

Новые законодательные инициативы, предложенные недавно и в России, и в США также создали напряжённость наших двусторонних отношениях. Администрацию Обамы больше всего тревожит пакет новых российских законов, которые могут ограничить права гражданского общества и свободу собраний, свободу объединения и свободу слова. Совсем недавно у нас вызвали обеспокоенность неправильные параллели, проведённые между американским законодательством об иностранных агентах и российским законом о признании неправительственных и некоммерческих организаций иностранными агентами. Мы однозначно поддерживаем идею увеличения прозрачности источников финансирования этих организаций, но в то же время считаем, что объявлять “иностранными агентами” российские неправительственные организации, которые получают гранты от иностранных фондов и правительств, неправильно и одновременно пагубно для углубления наших двусторонних отношений. В США неправительственные организации получают финансовую поддержку из самых разных внутренних и международных источников, включая Россию, причём обычно от них не требуют регистрации в качестве иностранных агентов, и, конечно же, их не считают агентами иностранных правительств или фондов. (Чтобы посмотреть, кто регистрируется в качестве иностранных агентов, ознакомьтесь с одним из ежегодных отчётов перед Конгрессом США за 2011 год)

Мы надеемся, что новые законы не приведут к очередному витку изоляции и ксенофобии. В XXI веке, когда в победителях окажется тот, кто использует преимущества международного сотрудничества и глобального взаимодействия, такой результат не будет отвечать ни интересам России, ни интересам Америки.

Эти примеры новых трудноразрешимых проблем в наших двусторонних отношениях не должны заслонять от нас десятки областей для сотрудничества, которое продолжалось и углублялось в течение последних шести месяцев. Впечатляет российско-американское сотрудничество по таким важным проблемам безопасности, как Северная Корея, Иран и Афганистан. Точно так же переплетаются наши интересы и подходы в области экономики, борьбы с терроризмом, нераспространении ядерного оружия.

Кроме того, большинство россиян и американцев почти ничего не знает о нашем военном сотрудничестве, в то время как Пентагон и Министерство обороны России совместно разработали великолепный рабочий план, а наши высокопоставленные военные генерал Мартин Демпси, председатель Комитета начальников штабов, и Николай Макаров, первый заместитель министра обороны России, встретились на прошлой неделе в Вашингтоне, чтобы продолжить это сотрудничество.

Но каждый день, хотя это зачастую остаётся в тени, россияне и американцы сотрудничают в самых разных областях: от совместной работы в невесомости на МКС до организации поездок торговых делегаций в Россию и США; от совместной работы над конверсией ядерных реакторов и реагирования в чрезвычайных ситуациях до углубления сотрудничества в глобальной борьбе с малярией. Вы можете получить представление обо всех сферах нашего двустороннего сотрудничества, ознакомившись с последним совместным ежегодным отчётом о работе Двусторонней президентской комиссии и её ежемесячными информационными бюллетенями. Спустя полгода в новой должности меня по-прежнему впечатляют объём и качество сегодняшнего российско-американского сотрудничества. Это – новая эра в двусторонних отношениях между нашими странами. Лично для меня работа даёт самую большую отдачу, когда я занимаюсь практической дипломатией, которая даёт результаты, обеспечивающие обоюдный выигрыш для России и США.

Российский парламент также положительно проголосовал по ряду важных вопросов, включая принятие исторического визового соглашения, окончательная ратификация которого упростит поездки между нашими странами и обеспечит укрепление связей между нашими народами; одобрение двустороннего соглашения об усыновлении, подписанное госсекретарём Клинтон и министром Лавровым летом прошлого года, что само по себе является важной вехой на пути усовершенствования практики и порядка усыновления в другой стране; ратификацию соглашения о вступлении России в ВТО, которое облегчит доступ на российский рынок американским товарам и услугам и будет способствовать соблюдению Россией установленных и обязательных для исполнения многосторонних торговых правил.

Что касается меня лично, то я очень доволен тем, что по-прежнему участвую в разработке нашей политики в отношении России несмотря на смену работы в январе этого года. Новые технологии дают мне и моим сотрудникам возможность принимать непосредственное участие во всех важных заседаниях правительства США по России, чего не могли представить себе ни посол Джон Куинси Адамс, ни даже посол Пикеринг. Для меня было большой честью, когда президент Обама попросил меня присутствовать на его встречах с президентом Медведевым, которые состоялись в марте в Сеуле в кулуарах саммита по ядерной безопасности.



Он также пригасил меня на свою встречу с президентом Путиным в Лос-Кабосе в Мексике, которая состоялась в кулуарах саммита G20, хотя обычно послы не ездят в другие страны для участия в подобных встречах.



Визиты госсекретаря Клинтон в Санкт-Петербург в июне и советника по национальной безопасности Томаса Дониона в Москву в мае также играли важную роль в разработке политики. Посмотреть фотографии визита госсекретаря можно, пройдя по ссылке.



Я был рад возможности встретиться с госсекретарём Клинтон и поделиться с ней впечатлениями от моего пребывания в Москве. Она приехала во главе американской делегации на форум «Женщины в экономике”, который проводился в рамках саммита АТЭС. Благодаря госсекретарю Клинтон проблемы женщин составляют один из основных аспектов внешней политики США, и международное сообщество стало уделять им внимание.




С тех пор как я вступил в должность посла мы приняли огромное количество высокопоставленных гостей: заместителя госсекретаря США Билла Бернса, специального координатора по Сирии Фреда Хофа, заместителя госсекретаря США по делам Ближнего Востока Джеффри Фелтмана, специального представителя по политике в отношении Северной Кореи Глина Дейвиса, заместителя госсекретаря США по делам Европы и Евразии Филипа Гордона, и. о. заместителя госсекретаря США по контролю над вооружениями и международной безопасности Роуз Готтемёллер, министра юстиции Эрика Холдера, заместителя министра финансов Дэвида Коэна, торгового представителя США Рона Кёрка, заместителя госсекретаря США по политическим делам Вэнди Шерман, заместителя министра торговли США по международной торговле Франсиско Санчеса, а также заместителя министра энергетики Дэниела Понемана. Я горжусь тем, что за мои первые полгода в России наша Миссия способствовала множеству визитов на высоком уровне, поскольку эти визиты вносят огромный вклад в развитие наших двусторонних отношений. Следующее большое событие – поездка с госсекретарём Клинтон на саммит АТЭС во Владивостоке в начале сентября.


Tags: Американские сезоны, Обама, Перезагрузка, Российско-американские отношения
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author