?

Log in

No account? Create an account

Майкл Макфол Посол США в Российской Федерации

Michael McFaul

Первые сто дней в должности посла

m_mcfaul

Несколько дней назад один из моих фолловеров в «Твиттере» заметил, что прошло уже 100 дней с тех пор, как я с семьёй приехал в Москву. Меня несколько удивила эта цифра. Хорошо, что кто-то посчитал! Это сообщение на твиттере также заставило меня задуматься о том, что я успел сделать за эти первые сто дней пребывания в должности и что я хочу сделать за следующие сто дней и далее.




Когда я приехал в Россию, моим главным намерением было действовать. Я приехал сюда не для того, чтобы просто «быть» послом, но чтобы что-то «делать» от имени президента Обамы, его администрации и американского народа. В частности, президент попросил меня стать его представителем в Российской Федерации, чтобы я мог способствовать продолжению и углублению «перезагрузки» в отношениях между нашими странами, о начале которой он объявил в 2009 году. В качестве советника по внешней политике сенатора Обамы в ходе его предвыборной кампании, а затем в течение трёх лет в качестве советника президента Обамы по России у меня была возможность разрабатывать и осуществлять новую политику администрации Обамы по «перезагрузке» отношений с Россией. Этот подход, по нашему мнению, принёс пользу как американскому, так и российскому народу, иначе президент Медведев, возможно, не работал бы так серьёзно с президентом Обамой над совместным воплощением этого нового политического курса. Перечислю некоторые из множества конкретных результатов «перезагрузки»:

(1) Разработка новых маршрутов поставок через территорию России для Международных сил содействия безопасности в Афганистане, которые находятся там, чтобы бороться с террористическими группировками и создавать более стабильную и безопасную обстановку на благо США, России и всего мира;
(2) Новый договор СНВ, который предусматривает сокращение ядерного оружия и ракетоносителей до рекордно низкого уровня;
(3) Соглашение 123 о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях;
(4) Создание Двусторонней президентской комиссии, которая сейчас включает 20 рабочих групп, работающих в самых разных областях: от борьбы с наркотиками до совместной работы в сфере инноваций и верховенства закона;
(5) Новый визовый режим, облегчающий поездки между нашими странами с целью туризма и бизнеса;
(6) Внесение изменений в Соглашение об управлении и утилизации плутония;
(7) Тесное сотрудничество по вопросам нераспространения ядерного оружия в контексте ситуации в Иране и Северной Корее;
(8) Сотрудничество по завершению работы над соглашением о вступлении России в ВТО.

К началу четвёртого года пребывания администрации Обамы у власти потребовалось ещё большее напряжение сил для дальнейшего продвижения по перечисленным выше направлениям. Решение этих «относительно лёгких» проблем, которые в своё время совсем не казались такими лёгкими, означало, что нам остались лишь более серьёзные проблемы. Помимо этого, политика «перезагрузки» также подверглась испытанию со стороны новых проблем в наших двусторонних отношениях, таких как ситуация в Сирии. Сюда же относится и электоральная политика России, которая породила антиамериканские настроения. Для некоторых сторонних аналитиков передача власти от президента Медведева выбранному президенту Путину также подлила масла в огонь сомнений относительно преемственности наших двусторонних отношений. Кода я приехал сюда сто дней назад, все эти факторы наложились друг на друга и создали временную неопределённость в российско-американских отношениях.

Прошло сто дней, и мне теперь ясно, что основная траектория развития российско-американских отношений сохраняется. Россия и США по-прежнему сотрудничают по Ирану, Северной Корее и Афганистану. Даже наши подходы в отношении Сирии сегодня гораздо ближе, чем они были в начале этого года. Сейчас, когда выборы в России уже позади, в прессе и в интернете стало меньше гипертрофированных и несправедливых нападок на мою страну, хотя, конечно, критика нашей внешней и внутренней политики остаётся. А самое важное – то, что российские официальные лица ясно дали нам понять, что смена президентов в Москве не приведёт к изменениям в политике в отношении Соединённых Штатов.

Для некоторых наших критиков в США эта преемственность послужит поводом для критики нашей политики в отношении России, особенно в год выборов. Это – здоровая и важная часть демократического процесса. Я твёрдо верю, что конструктивная критика со стороны оппонентов улучшила политику США в отношении России за последние три года.

Как посол я стремился к достижению наших внешнеполитических целей, уделяя основное внимание вовлечению в этот процесс высокопоставленных российских правительственных чиновников, со многими из которых я тесно работал на протяжении последних трёх лет. За последние три месяца мне выпала честь участвовать в трёх встречах с президентом Дмитрием Медведевым в Москве и в Сеуле, а также с избранным президентом Путиным, когда в Москву на прошлой неделе приезжал советник президента США по национальной безопасности Томас Донилон. Кроме того, я встречался с министром иностранных дел Лавровым, первым заместителем министра иностранных дел Андреем Денисовым, заместителями министра иностранных дел Сергеем Рябковым, Григорием Карасиным, Игорем Маргуловым и Михаилом Богдановым, секретарём Совета безопасности Николаем Патрушевым, советниками президента Аркадием Дворковичем и Сергеем Приходько, советником президента по внешнеполитическим вопросам Юрием Ушаковым, заместителем начальника аппарата премьер-министра Путина Дмитрием Песковым, первым заместителем премьер-министра Игорем Шуваловым, заместителем премьер-министра Владиславом Сурковым, заместителем премьер-министра Дмитрием Рогозиным, министром экономического развития Набиуллиной, министром образования и науки Фурсенко, министром сельского хозяйства Еленой Скрынник, заместителем министра обороны Анатолием Антоновым и директором Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Михаилом Дмитриевым. Я также познакомился с несколькими членами Думы и Совета Федерации, в том числе с председателями комитетов по международным отношениям этих государственных структур Алексеем Пушковым и Михаилом Маргеловым. Я был очень рад принять участие в состоявшемся недавно «кругом столе» под руководством Михаила Маргелова, посвящённом вопросам вступления России в ВТО и поправке Джексона-Вэника, который был организован Советом Федерации.

На повестке дня этих встреч стоял ряд трудных вопросов: расходящиеся оценки возможностей наших систем противоракетной обороны, разногласия по поводу того, как положить конец насилию в Сирии, расхождения по вопросу нарушения прав интеллектуальной собственности, а также разная трактовка отмены кредита, выданного «Северстали» Министерством энергетики США. Несмотря на это, основное впечатление, которое осталось у меня от ста дней пребывания в должности посла таково: российские официальные лица хотят работать со мной и с моим правительством, чтобы достичь взаимовыгодных результатов, которые пошли бы на пользу нашим двум странам, укреплению международной безопасности и процветанию в целом.

В соответствии с нашей политикой взаимного участия, к проведению которой призвали американских дипломатов во всём мире президент Обама и государственный секретарь Клинтон, параллельно с упомянутыми встречами с российскими правительственными чиновниками я также старался вовлечь в процесс лидеров неправительственных организаций и движений. Мне посчастливилось встретиться с представителями некоторых самых новаторских и активных организаций гражданского общества России, включая следующие: «За права человека», «Перспектива», «Голос», Human Rights Watch, Transparency International, «Русь сидящая» и «Бизнес Солидарность». Проводимая ими работа – очень важная составляющая создания сильного и процветающего российского государства.

Мне также выпала большая честь встретиться с религиозными лидерами — с патриархом Российской православной церкви Кириллом, с главными раввинами еврейского сообщества России и Москвы Берлом Лазаром, Адольфом Шаевичем и Пинхасом Гольдшмидтом, а также с председателем Совета муфтиев Равилем Гайнутдином.

Одним из главных приоритетов президента Обамы является расширение торговли и инвестиций между нашими странами, поэтому в течение моих первых ста дней в должности посла я уделял особое внимание встречам с лидерами американских деловых кругов в России. Они работают потрясающе, производя высококачественную продукцию и предоставляя услуги по высшей категории, способствуя росту благосостояния и создавая рабочие места как для россиян, так и для американцев. В 2011 году торговый оборот между США и Россией достиг исторического пика в 42,9 миллиарда долларов США. Это большое достижение за последнее время, однако эта цифра всё ещё мала. Одним из моих самых ярких впечатлений за последние три месяца стал полёт на новом самолёте компании «Боинг» – «Dreamliner-787”, который приземлился в Москве в этом месяце. Несколько очень важных узлов этого замечательного самолёта были произведены в России. Это продемонстрировало, что россияне и американцы также могут взаимовыгодно сотрудничать в области экономики. Во время встреч с представителями американских компаний я обращал особое внимание на то, чтобы разъяснить, что администрация Обамы твёрдо намерена работать с Конгрессом США с целью отмены поправки Джексона-Вэника в отношении России.

У меня также было несколько интересных встреч с руководителями некоторых ведущих российских компаний, таких как «Роснано», «Сбербанк», «Северсталь», «ВТБ», «Сколково», «Альфа-Групп», «Н-Транс», «Сибур», группа «Сумма» и «ФосАгро». В то же время у меня сложились плодотворные партнёрские отношения с Американской торговой палатой и Американо-российским деловым советом. Президент Обама стремится к увеличению торговли и инвестиций между нашими странами, рассматривая это, прежде всего, как способ создания рабочих мест и повышения благосостояния в наших странах, но также и как фундамент для выстраивания более стабильных двусторонних отношений. Разумеется, ключевую роль в этой экономической деятельности играют бизнесмены, принимающие деловые решения, и один из моих главнейших приоритетов как посла состоит в облегчении их работы. Для этого я должен больше узнать об экономике России, и в ближайшем будущем я планирую продолжить проведение такого рода встреч. Особенно я стремлюсь узнать больше о том, чем занимаются в Сколково, и выяснить, можно ли наладить отношения между Сколково и академическими кругами, бизнесами и инвесторами из Кремниевой долины и других центров высоких технологий и инноваций в моей стране. Я также намереваюсь контактировать с российскими бизнес-сообществами и профсоюзами, что будет для меня весьма познавательно.

За прошедшие сто дней мне довелось содействовать упрочению культурных связей между нашими странами. Работая до этого в Белом доме, я почти не имел возможности участвовать в культурных мероприятиях. Здесь же участие в культурной жизни является одним из наиболее приятных аспектов моей работы. В годичной программе «Американские сезоны» мы демонстрируем россиянам глубину и многообразие культуры США. Хотя многие концерты и выступления в рамках «Американских сезонов» прошли до моего прибытия в Москву, я успел посетить вдохновенное выступление госпел-хора Оквудского университета «Эолианс» в Московском международном доме музыки, где русские и американцы спели вместе «О, благодать». В Спасо-Хаусе мы принимали ансамбль музыки кантри и вестерн под названием «Уайли и Дикий Запад» из моего родного штата Монтана, и весь зал танцевал, русские вместе с американцами. А на прошлой неделе кульминацией нашей годичной культурной программы в Росси стали выступления Чикагского симфонического оркестра в Москве и Санкт-Петербурге. Освещая гастроли оркестра, средства массовой информации уделили равное внимание как собственно концертам, так и мероприятиям, которые проводили музыканты оркестра в рамках программы «Гражданин музыкант», таким, как мастер-классы и концертные выступления перед молодыми людьми с инвалидностью. В Москве и Санкт-Петербурге дирижёр Риккардо Мути вызывал бурю аплодисментов, исполняя на бис «Силу судьбы» Верди. Ещё предстоит завершение праздника традиционной американской фольклорной музыки, в том числе в таких стилях, как духовная музыка, зидеко, кейджун и блюграсс, а также выступление легенды джаза Хэрби Хэнкока. Я обожаю эту часть моей работы!

Помимо программ, связанных с фестивалем «Американские сезоны», мне с семьёй удалось приобщиться к русской культуре и истории, в том числе побывать в Пушкинском музее, Музее современной истории России и Центральном музее Великой отечественной войны, съездить в Сергиев Посад и побывать на паре блистательных выступлений в джаз-клубе Игоря Бутмана. Надеюсь, что в следующие сто дней нам удастся продолжить в том же духе.

Для более непосредственного общения с людьми в России я открыл учётные записи в «Твиттере» и «Фейсбуке». Всего за три месяца количество моих фолловеров в «Твиттере» приблизилось к 25 тысячам, а количество моих друзей в «Фейсбуке» возросло до 3459 и более чем 500 подписчиков. Эти средства общения являются для меня новыми. Иногда, стремясь к открытости и непосредственности, я выкладываю в «Твиттер» мысли, которые не мешало бы получше отшлифовать и обдумать. Но в целом я доволен тем, как много мне удаётся узнать через эти платформы в результате непосредственного общения с гражданами вашей огромной страны. Приглашаю вас к общению со мной через «Твиттер» – @McFaul и «Фейсбук» – www.facebook.com/amb.mcfaul. Как сказала госсекретарь Клинтон, выступая в Военном институте штата Вирджиния, «в понятие работы по-новому входит использование новых инструментов, благодаря которым возможно общение с бóльшим количеством людей в бóльшем количестве мест и общение не только с властью, но и непосредственно с людьми. Именно это мы называем искусством управления государством в XXI веке. Поэтому наши послы теперь ведут блоги и общаются через «Твиттер». У каждого посольства есть своя страничка в «Фейсбуке». И мы не только говорим. Мы слушаем и слышим, что говорят те, кого мы раньше не слышали никогда». Именно этому совету я следовал в течение моих первых ста дней в Москве, и этот опыт оказался очень ценным. Я очень ценю общение с вами в различных социальных сетях и намереваюсь с большей обязательностью подходить к ответам на ваши вопросы и комментарии.

Одновременно я стремлюсь активнее общаться со средствами массовой информации. Я дал несколько интервью на телевидении, в том числе в программе Владимира Познера на Первом канале и в программе «Вести в субботу» с Сергеем Брилёвым в Спасо-Хаусе, дал интервью Алексею Венедиктову на радиостанции «Эхо Москвы», печатным изданиям «Коммерсантъ», «Ведомости» и журналу «Эксперт». По мере улучшения моего русского языка я нацелен на большее.

Все эти три месяца новая технология связи позволяла мне участвовать практически во всех важных политических встречах, касающихся России, которые проходили в Вашингтоне. Я приятно удивлён тем, сколь тесно я связан с моими находящимися на родине коллегами по Администрации (хотя разница во времени вынуждает порой засиживаться в Посольстве допоздна). Это огромное преимущество нашего времени, которого не было у послов прошлых эпох.

Очень важной частью своей работы я также считаю поддержку американцев, живущих в Москве. В Спасо-Хаусе мы провели общее собрание для американских граждан, включая студентов, художников и представителей бизнеса. На этом мероприятии я поручил всем американцам, живущим в Москве и за её пределами, быть гражданскими послами США, поскольку ежедневное общение с русскими соседями, коллегами и партнёрами очень сильно содействует разрушению стереотипов и неверных представлений. Нам с женой очень понравилось это собрание, и мы планируем сделать его ежегодным.

На всех направлениях работы, будь то поддержка американцев, живущих в России, или отстаивание наших внешнеполитических интересов, я считаю, что мне повезло работать с талантливой командой дипломатов, как в нашем Посольстве в Москве, так и в наших трёх консульствах – в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Владивостоке. Ещё до приезда в Москву мне говорили, что в нашем Посольстве в России работают самые лучшие представители не только Государственного департамента, но и более чем десятка других американских ведомств, представленных в Москве. Что ж, это так и есть. Это звёздная команда, и я горжусь, что являюсь её членом.

Ну вот, уже о многом рассказал. Надеюсь, что мои следующие сто дней в России будут столь же активными.

Думая о будущем, мне особенно хочется посвящать больше времени встречам с государственными должностными лицами, группами гражданского общества, руководителями бизнеса, преподавателями, студентами и деятелями культуры за пределами Москвы. У моего руководства на родине складывается понимание вашей страны на основании наших отчётов. Мне необходимо подтянуть работу по посещению мест вне Москвы, чтобы руководители моей страны полнее понимали динамику российских политических и экономических событий.

В течение предстоящего года, по мере выхода наших стран из выборного цикла и перехода власти, нам предстоит осуществление важной повестки дня. Я ожидаю взаимодействия с нашими российскими коллегами по направлениям первоочередной важности для обеих стран, поиску путей повышения взаимной безопасности, расширения рынков и инвестиций, утверждения стабильности и мира в регионах, страдающих от конфликтов, и расширения взаимопонимания и диалога по спорным вопросам. На наших странах, как на важных мировых державах, лежит огромная ответственность совместной работы во имя достижения этих результатов. Для меня большая честь быть участником этого процесса.

Я стараюсь внести вклад в решение этих важных двусторонних и международных вопросов, и при этом я и моя семья хотим не пропустить всего того, с чем можно познакомиться в России. Жду ваших рекомендаций по поездкам, мероприятиям и событиям на следующие сто дней. Через 100 дней расскажу о результатах!



100-Day Blog

Several days ago, one of my Twitter followers pointed out that 100 days have passed since my family and I arrived in Moscow. I was quite surprised by that figure - glad someone is keeping track! The tweet, however, also prompted me to reflect on what I have done during these first hundred days, and what I want to get done in the next hundred days and beyond.

The first thought I had was to keep focused on the action verb. I did not come to Russia “to be” an ambassador. Rather, I came to Russia “to do” things on behalf of President Obama, his administration, and the American people. In particular, the President asked me to become his representative in the Russian Federation so that I could help continue and deepen the “reset” in relations between our two countries that he launched in 2009. As a foreign policy advisor to Senator Obama’s campaign and then for three years as President Obama’s advisor on Russian affairs at the White House, I had the opportunity to help develop and execute the Obama administration’s reset policy towards Russia, a new approach which we believe has benefited the American people (and we assume of benefit to the Russian people as well, or else presumably, President Medvedev would not have engaged with President Obama in such a significant way in charting together this new policy course). Developing new supply routes through Russia to support our soldiers and civilians in Afghanistan, who are there to combat terrorist groups and nurture a more stable and secure state of benefit to the United States, Russia, and the world; the New START Treaty, which reduces nuclear weapons and launch vehicles to record low levels; the 123 Agreement on civilian nuclear cooperation; the creation of the Presidential Bilateral Commission, now with 20 working groups on everything from counternarcotics cooperation to collaboration on innovation and rule of law; a new visa regime facilitating travel for tourism and business between our two countries; the amended Plutonium Management and Disposition Agreement; close cooperation on nuclear proliferation challenges posed by Iran and North Korea; and working together to finalize Russia’s accession agreement to the World Trade Organization – these are but a few of the many concrete results of the “reset.”

By the beginning of our fourth year in office, this record of achievement made maintaining momentum more challenging. Resolution of these “easier” issues (though they didn’t seem easy at the time!) meant that only the harder problems remained. In addition, unexpected new agenda items in our bilateral relationship, such as Syria, also tested the reset. So did Russia’s electoral politics, which generated anti-American rhetoric. For some outside analysts, the transition from President Medvedev to President Putin also fueled doubts about continuity in our bilateral relations. When I arrived one hundred days ago, all of these factors intersected to create an uncertain moment in U.S.-Russia relations.

One hundred days later, however, it is clear to me that the basic trajectory in U.S.-Russia relations is continuing, not changing. Russia and the United States continue to cooperate on Iran, North Korea, and Afghanistan. Even our approaches to Syria are much closer today than they were at the beginning of the year. Now that Russia’s elections are over, the hyperbolic and inaccurate attacks on my country in the press and internet have receded, though of course sincere criticisms of our foreign and domestic policies remain. And most importantly, we have received clear signals from Russian officials that the change in presidents in Moscow will not lead to a change in policy towards the United States.

For some of our critics back in the United States, this continuity will give reason to criticize our Russia policy, especially in an election year. And that’s healthy and an important part of the democratic process. I firmly believe that constructive criticism from thoughtful opponents has made U.S. policy towards Russia better over the last three years.

As Ambassador, I have sought to advance our foreign policy objectives by focusing first on engaging senior Russian government officials, many with whom I have worked closely over the previous three years. In these last three months, I have had the honor of participating in three meetings with President Dmitry Medvedev, both in Moscow and in Seoul, with President-elect Putin when National Security Advisor Thomas Donilon visited Moscow last week, as well as with Foreign Minister Sergey Lavrov; First Deputy Foreign Minister Andrey Denisov; Deputy Foreign Ministers Sergey Ryabkov, Grigoriy Karasin, Igor Margulov, and Mikhail Bogdanov; Secretary of the Security Council, Nikolai Patrushev; Presidential Advisors Arkady Dvorkovich and Sergey Prikhodo; Foreign Policy Advisor to the Prime Minister, Yuriy Ushakov; Prime Minister Putin’s Deputy Chief of Staff, Dmitry Peskov; First Deputy Prime Minister Igor Shuvalov; Deputy Prime Minister Vladislav Surkov; Deputy Prime Minister Dmitriy Rogozin; Minister of Economic Development Nabiullina; Minister of Education and Science Fursenko; Minister of Agriculture Yelena Skrynnik; Deputy Defense Minister Anatoliy Antonov; and Federal Service for Military-Technical Cooperation Director Mikhail Dmitriyev. I also have met several Duma and Federation Council members, including the chairs of both of those bodies’ International Relations Committees, Aleksey Pushkov and Mikhail Margelov. I was very pleased to participate recently in a lively roundtable, organized by the Federation Council and hosted by Mikhail Margelov, on issues related to Russia’s WTO accession and Jackson-Vanik.

Some of the agenda items in these meetings have been tough— conflicting assessments of the capabilities of our missile defense systems, disagreements over to how to try to end the violence in Syria, disputes over intellectual property rights violation, and competing interpretations regarding the cancellation of the U.S. Department of Energy loan to Severstal. Nonetheless, my overwhelming impression from these engagements over the last 100 days is that Russian officials want to work with me and my government to pursue win-win outcomes of benefit to our two countries and international security and prosperity more generally.

In parallel to these meeting with Russian government officials, I also have sought to engage non-governmental leaders, consistent with our policy of dual track engagement that President Obama and Secretary Clinton have encouraged U.S. diplomats all over the world to practice. I have had the privilege to meet with some of Russia’s most innovative and active civil society organizations, including For Human Rights, Perspektiva, Golos, Human Rights Watch, Transparency International, Rus Sidyashchaya, and Business Solidarity. The work they do is a vital component of a strong and vibrant Russian state.

I also have had the honor and privilege to meet with religious leaders, including the Patriarch of the Russian Orthodox Church Kirill; Chief Rabbis of the Jewish Community of Russia and Moscow Berel Lazar, Adolf Shaeyvich, and Pinchas Goldschmidt; and Chairman of the Council of Muftis Ravil Gaynutdin.

Increasing trade and investment between our two countries is one of President Obama’s highest priorities, so I have devoted special attention in my first one hundred days to meetings with leaders of the American business community here in Russia. They are doing some amazing work to provide great products and services, generate wealth, and create jobs for both Russians and Americans. In 2011, U.S.-Russia trade reached an all-time high of $42.9 billion. That’s a great improvement over the past, but still too small a figure. One or my most memorable experiences over the past three months was having the opportunity to board Boeing’s new 787 Dreamliner airplane, which touched down in Moscow earlier this month. Several critical components of this beautiful aircraft are produced in Russia, demonstrating that that Russians and Americans can cooperate to produce win-win economic outcomes as well. In meeting with American companies, I have devoted particular attention to explaining the Obama administration’s commitment to work with the U.S. Congress to terminate the application of the Jackson-Vanik amendment to Russia.

I also have had several fascinating meetings with some of Russia’s foremost business leaders including from Rosnano, Sberbank, Severstal, VTB, Skolkovo, Alfa Group, N Trans, SIBUR, Summa Group, and Phosagro. Meanwhile, I’ve forged productive partnerships with the American Chamber of Commerce (AmCham) and the U.S. Russia Business Council (USRBC). President Obama seeks to increase trade and investment between our two countries, first and foremost as a way to create jobs and wealth in the United States and Russia, but also as a foundation on which to construct a more stable bilateral relationship. Although businesspeople making business decisions are the key drivers of this economic activity, one of my top priorities as Ambassador is to facilitate their work. To do so, I have to learn more about the Russian economy, and plan to do even more of these kinds of meetings in the near future. I am especially eager to learn more about the various activities in Skolkovo and see if there are ways to build new relationships with academics, businesses, and investors from the Silicon Valley and other centers of high-tech and innovation in my country. I also look forward to renewing my contacts with Russian business associations and trade unions, from whom I also can learn a great deal.

I also have had the opportunity to increase cultural connections between our two countries. In my previous job at the White House, I didn’t have much time to participate in cultural outreach. Here, I have found this set of activities to be one of the most rewarding aspects of my job. “American Seasons” is the brand we have given our yearlong effort to showcase to Russians the depth and diversity of culture in the U.S. Although many concerts and performances associated with American Seasons had occurred before I arrived in Moscow in January, I did catch a truly inspiring performance at Moscow’s International House of Music by the Aeolians of Oakwood College, who had Russians and Americans singing “Amazing Grace” together. At Spaso House, we hosted a country-Western group from my home state of Montana called “Wiley and the Wild West,” and had the whole house dancing, Russians and Americans together. And last week, the Chicago Symphony Orchestra’s (CSO) tour of Moscow and St. Petersburg wrapped up our year-long celebration of American culture in Russia to broad acclaim. The CSO received as much media coverage for its “Citizen Musician” activities, such as master classes and performances for alternately-abled young people, as it did for the concerts themselves. Music director Riccardo Muti brought down the house in Moscow and St. Petersburg with his encore of Verdi’s “La Forza del Destino.” Still to come: the wrap-up of our festival of traditional American folk music, including gospel, zydeco, Cajun and bluegrass, and jazz legend Herbie Hancock. I love this part of my job!

Beyond programs associated with our “American Seasons,” I have had the chance to expose my family to some Russian culture and history, including visits to the Pushkin Museum, the Museum of Contemporary Russian History, and the Central Museum of the Great Patriotic War; a trip to Sergiyev Posad; and a couple of fantastic performances at Igor Butman’s jazz club. I hope in my next one-hundred days that we will have time to do more of these activities.

As a means of engaging more directly with the Russian people, I have opened accounts on Twitter and Facebook. In just three months, my Twitter followers number nearly 25000 while the amount of my “friends” on Facebook has climbed to 3,459, with over 500 subscribers. These media are new for me. Sometimes, in trying to be open and spontaneous, I have tweeted thoughts that could have used more reflection and refinement. But on the whole, I am very pleased with how much I can learn from these platforms through direct interaction with Russian citizens all over this giant country. Follow me on Twitter at @McFaul and Facebook at www.facebook.com/amb.mcfaul. As Secretary Clinton said in her speech on the “Foundations of Smart Power” at the Virginia Military Institute: “part of doing business differently means using new tools to engage more people in more places, and reaching beyond governments to talk directly to people. This is what we call 21st century statecraft. So our ambassadors are now blogging, and yes, tweeting. Every Embassy has a Facebook page. And we’re doing more than just talking. We’re listening and hearing from communities we’ve never been able to reach before.” I truly value our interaction through our various social media platforms, and will be more disciplined about responding to your questions and comments. This is the advice I have followed during my first one-hundred days in Moscow and it has been a very rewarding experience. At the same time, I also want to be more active in the Russian press. I have done a few television interviews, including Vladimir Posner’s show on First Channel and with Sergei Brilev at Spaso House for “Vesti v Subbotu,” an interview with Alexei Venediktov on Ekho Moskvy and print interviews with Kommersant, Vedomosti, and Ekspert As my Russian language improves, I plan to do more.

During these past 3 months, new communications technology has allowed me to participate virtually in all major policy meetings on Russia convened in Washington. I am pleasantly surprised at how closely connected I still feel to my Administration colleagues back home (though the time difference does make for some late nights at the Embassy). This is a great advantage of our time that ambassadors from previous eras could not enjoy.

I also consider it a vitally important part of my job to support the American community living here in Moscow. We had a Town Hall meeting at Spaso House for American citizens, including students, artists, and business representatives. At that event, I deputized all American living in Moscow and beyond to serve as citizen ambassadors for the United States, since the daily interaction with their Russians neighbors, colleagues, and partners makes a profound and lasting impact on breaking down stereotypes and misperceptions. My wife and I thoroughly enjoyed that gathering and plan to make it an annual event.

Whether supporting Russia’s American community or advancing our foreign policy interests, I have felt fortunate to be working with a talented team of diplomats, both at our Embassy in Moscow and in our three consulates, in St. Petersburg, Yekaterinburg and Vladivostok. Before I came to Moscow, I was told that our Russian Embassy attracted the best and brightest, not only from the Department of State, but also from the over a dozen U.S. Government agencies also represented in Moscow. Well, it is true. This is an all-star team, of which I am proud to be a member.

Wow. That’s a lot! I hope my next one-hundred days in Russia will be as active as my first.

Moving forward, I especially want to devote more time to meeting government officials, civil society groups, business leaders, professors, students, and cultural figures outside of Moscow. My leaders back home depend on our reports to understand your country. I have to do a better job of reaching these communities so that Washington senior officials back home have a more complete understanding of the political and economic dynamics underway here.

Over the next year, as both of our countries move beyond our respective election cycles and transitions of government, we have an important bilateral agenda ahead of us. I look forward to engaging with our Russian colleagues in those areas of paramount importance to both our countries, searching for ways to enhance our mutual security, expand our markets and investments, enhance stability and peace to regions suffering from conflict, and increase mutual understanding and dialogue on contentious issues. As two important powers in the world, we have a tremendous responsibility to work together to achieve these outcomes. I am honored to be involved in this process.

And as I try to contribute to these important bilateral and international issues, my family and I also want to continue to enjoy all that Russia has to offer. Give me your recommendations of trips, events, or experiences that we should try to do in the next 100 days. I’ll report back 100 days from now on our adventures!



Previous Entry Share Flag Next Entry

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.