?

Log in

No account? Create an account

Майкл Макфол Посол США в Российской Федерации

Michael McFaul

Что США делают и чего не делают для поддержки гражданского общества

m_mcfaul

Это текст моей статьи, опубликованной в "Московском Комсомольце" 27 марта.

В последнее время я чуть ли не ежедневно вижу по телевидению, в газетах или в интернете заявления том, что государственный департамент США финансирует то одно, то другое. От имени администрации Обамы я уже не раз заявлял нашу позицию: мы не финансируем политические партии, движения, организации и политических лидеров и не вмешиваемся во внутреннюю политику России. Однако, учитывая сохранение интереса к этой теме, я решил подробнее рассказать о том, ЧТО мы поддерживаем и чего мы НЕ поддерживаем.

Уже более двух десятилетий правительство США сотрудничает с десятками российских министерств и ведомств и оказывает поддержку неправительственным организациям во имя достижения целей, которые являются общими для наших двух стран. Госдеп США, Агентство международного развития (АМР) США, Министерство здравоохранения и социальных служб, Служба национальных парков. Министерство юстиции, Министерство внутренней безопасности и Федеральное бюро тюрем США  успешно сотрудничают с их российскими коллегами по всё более широкому  кругу вопросов, от охраны тигров, борьбы с лесными пожарами, незаконными лесозаготовками и киберпреступлениями до профилактики распространения полиомиелита в Средней Азии. В результате этой работы наш мир становится благополучнее и безопаснее. Кстати, я впервые встретился с Владимиром Путиным весной 1991 года, когда я работал в Национальном демократическом институте, а он работал в мэрии Санкт-Петербурга с мэром Анатолием Собчаком. Тогда мы обменивались опытом взаимодействия между городским законодательным собранием и исполнительной властью при выработке и принятии городского бюджета.


Программы обменов, финансируемые США, помогают россиянам и американцам вместе искать решения общих для нас проблем. По этим программам в США побывали десятки тысяч российских госслужащих, сотрудников правоохранительных, налоговых и финансовых органов, офицеров Министерства обороны, специалистов сферы здравоохранения, прокуроров и судей, муниципальных служащих, лидеров гражданского общества и женского движения, владельцев малых предприятий, представителей молодёжи и депутатов Государственной Думы. Среди участников наших программ - министр природных ресурсов Юрий Трутнев, министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова, министр экономического развития  и торговли Эльвира Набиуллина, глава Президентского совета по развитию институтов гражданского общества и правам человека Михаил Федотов и многие губернаторы. Благодаря программам обменов, мы можем многому научиться друг у друга или, по крайней мере, можем лучше понять друг друга.


Кроме того, мы работаем над укреплением партнёрства между американскими и российскими организациями гражданского общества и оказываем поддержку российским инициативам, направленным на развитие активного гражданского общества. Мы финансируем американские НКО и предоставляем гранты российским организациям напрямую. При разработке наших программ мы консультируемся с российскими правительственными и неправительственными специалистами, в том числе с Общественной палатой, Советом по правам человека, региональными и местными властями.  Некоторые из наших программ заключаются в оказании технической помощи и обучении, по другим предоставляются гранты, третьи - например, одна из программ фонда «Евразия» - помогают развивать сотрудничество между американскими и российскими организациями гражданского общества.  Работая с российскими неправительственными партнёрами, мы добились прогресса в таких разных областях, как профилактика ВИЧ-СПИДа, борьба с легализацией средств, полученных преступным путём, охрана окружающей среды, борьба с коррупцией, охрана здоровья матери и ребёнка, микрофинансирование, уважение прав человека и укрепление верховенства закона.


Администрация Обамы также способствует взаимодействию между государством и гражданским обществом. В частности, многие рабочие группы Российско-американской Двусторонней президентской комиссии, созданной президентами Медведевым и Обамой, привнесли в свою работу негосударственную, общественную составляющую. Мне самому довелось поучаствовать в развитии сотрудничества между активистами гражданского общества России и США, когда я был сопредседателем Рабочей группы по гражданскому обществу.  Я с удовольствием наблюдал, как гражданские активисты обсуждали с представителями своих стран и друг с другом вопросы борьбы с коррупцией, эксплуатации детей, проблемы миграции и проблемы в  пенитенциарной системе, с которыми сталкиваются обе наши страны. В июле 2009 года в Москве я был свидетелем того, как президент Обама выслушивал критику в свой адрес со стороны руководителя одной из российских общественных организаций Юрия Джибладзе за слишком медленый прогресс в вопросе о закрытии Гуантанамо. При этом, конференция, на которой это происходило, финансировалась американским фондом – и это нормально.


Теперь о том, чего мы точно не делаем. Несмотря на многочисленные обвинения в обратном, США не оказывают поддержку отдельным политикам, политическим движениям или партиям. Правительство США не дало ни цента организаторам недавних демонстраций в России. Мы не будем делать этого и в будущем. Это - политика администрации Обамы, и как представитель президента здесь, я буду обеспечивать неукоснительное следование этой политике. Наши усилия направлены только на поддержку  внепартийных, независимых организаций и содействие становлению лидеров гражданского общества, что, как мы считаем, не ослабляет, а только укрепляет Россию.


Сейчас США сокращают финансирование программ в России. Например, в 2008 году АМР США потратило в России более 31 миллиона долларов на программы, связанные с гражданским обществом. В этом году мы расчитываем потратить чуть более 24 миллионов - тенденция очевидна. Но партнёрство с гражданским обществом нуждается в дальнейшей поддержке.


Именно в этом расширенном контексте следует понимать идею администрации Обамы предоставить 50 миллионов долларов в виде дара новому фонду гражданского общества. Это позволит ежегодно выделять 2-3 миллиона долларов на поддержку внепартийных НКО. Источником средств для фонда станут активы бывшего Российско-американского инвестиционного фонда. Активы этого фонда уже использовались в 2006 году для создания Российско-американского фонда экономического развития и верховенства права. Новый фонд дополнит растущую в России поддержку гражданскому обществу со стороны граждан, корпораций и государства. Впервые мы предложили эту идею Конгрессу США в октябре 2011 года, но Конгресс пока не одобрил этот проект.


Поддержка гражданского общества из-за рубежа – распространенное явление во всём мире, в том числе и в США. Мы приветствуем как финансирование наших НКО иностранцами, так и работу иностранных НКО в Америке. Мы также приветствуем финансирование из-за рубежа наших образовательных  учреждений и образовательных обменов – ведь они обогащают нашу культуру и помогают взаимопониманию. В свое время я тоже получил иностранную стипендию - английский фонд Rhodes Trust предложил мне финансовую поддержку для учёбы в Оксфорде. А моя жена несколько лет назад работала над программой Фонда по предотвращения насилия в семье, который получал деньги из Японии.


Кстати, российское государство, частный бизнес и различные фонды тоже финансируют проекты в США. Например, в Нью-Йорке находится российская НКО Институт демократии и сотрудничества, цель которого – «содействие демократии во всём мире и развитию российско-американского диалога по широкому кругу вопросов». Россия финансирует вещающий в США телеканал «Раша тудей», фонд «Русский мир», предоставляет финансовую помощь американскому Институту Кеннана и Центру сценических искусств имени Джона Кеннеди. А российская программа стипендий «Альфа» финансирует годовые стажировки в России для начинающих американских и английских руководителей. Я думаю, что эти инициативы полезны для американского общества, поскольку способствуют развитию диалога по общественно значимым вопросам и культурному обмену. Даже если иногда российские организации, о которых идет речь, не поддерживает политику и действия администрации Обамы.


Разумеется, работа зарубежных организаций в США регулируется законами, точно так же как и работа американских организаций в России. И мы считаем, что чем прозрачнее эта деятельность, тем лучше. Вот почему администрация Обамы - через свою инициативу по обеспечению открытости в работе государства - настаивает на большей прозрачности для всех американских ведомств и их партнёров. В интернете сейчас можно найти подробную информацию о бюджетах и деятельности госдепа США и АМР США, а также Национального фонда в поддерку демократии. Мы продолжаем работу по повышению прозрачности вработе правительства, и хотим сотрудничать с Россией и в этой области.


Надеюсь, мне удалось внести ясность в вопрос об американской поддержке российского гражданского общества. Пора перестать распространять мифы на эту тему и начать конструктивный разговор, основанный на фактах. То, что президент Обама сказал в июле 2009 года во время визита в Москву, не утратило своей актуальности и сегодня: «Америка хочет, чтобы Россия была сильной, миролюбивой и процветающей». Открытое и конструктивное обсуждение вопросов, которые я затронул в этой статье, поможет нам в достижении этой цели.



What Support for Civil Society Is and Is Not

It seems that just about every day I see something on television, in the newspapers or on Twitter about Gosdep financing of this, that and the other.  On behalf of the Obama Administration, I have stated many times that it is our policy not to get involved in Russia’s domestic politics by funding political parties, movements, organizations or leaders.  However, given the continued interest in this subject, I decided to provide more details about what we do support and what we do not


For over two decades now, the United States government has provided technical and financial support for cooperation with dozens of Russian government ministries and agencies, as well as to non-governmental organizations to advance common goals of our two societies.  Government-to-government collaboration—between our U.S. Department of State, U.S. Agency for International Development, Department of Health and Human Services, U.S. Park Service, Department of Justice, Department of Homeland Security, and the Federal Bureau of Prisons with their respective Russian counterparts—is successfully tackling an ambitious and growing list of issues ranging from protecting tigers, fighting forest fires, combating illegal logging and cybercrime, to preventing the spread of polio in Central Asia.  Our world is safer and a better place for all of us as a result.  In fact, I first met President-elect Putin back in the spring of 1991 when I was working for the National Democratic Institute and he was working for St. Petersburg mayor, Anatoly Sobchak. We were collaborating back then on sharing best practices for how city legislatures and executives interact to develop and approve city budgets.  


U.S.-funded exchange programs also have been instrumental in bringing Russians and Americans together to find common ground and find solutions to our common challenges.  Tens of thousands of Russian law enforcement officials, Ministry of Defense officers, tax authorities, health experts, prosecutors and judges, finance officials, municipal government officials, civic leaders, small business owners, women leaders, youth and Duma members have participated in these programs.  Some famous alumni of our exchanges include Minister of Natural Resources Yuriy Trutnev, Minister of Health and Social Development Tatyana Golikova, Minister of Economic Development and Trade Elvira Nabiulina, Mikhail Fedotov, Head of the Presidential Council for Civil Society Institutions Development and Human Rights, and numerous regional governors.  We have much to learn from each other, or more minimally we at least need to understand each other’s points of view.   


In addition, we have fostered partnerships between U.S. and Russian civil society organizations, and supported Russian-led initiatives to develop a vibrant civil society.  We have financed American non-governmental organizations, and provided direct grants to Russian organizations.  These programs have been designed in consultation with Russian government and non-government experts, including the Public Chamber, the Human Rights Council, and regional and local authorities.  Some provide technical assistance and training.  Others provide grants.  Still others, such as the Eurasia Foundation’s US-Russia Civil Society Partnership Program, are focused on facilitating contact and collaboration between American and Russian civil society organizations. Working with Russian non-governmental partners, we have made progress in areas as diverse as HIV/AIDS prevention, anti-money laundering, environmental protection, anti-corruption, addressing the needs of vulnerable children, maternal and child health, micro-finance, promoting respect for human rights, and strengthening rule of law.


The Obama administration also has tried to facilitate interaction between government officials and civil society.  Many of the government working groups under the U.S.-Russia Bilateral Presidential Commission—created in July 2009 at the initiative of President Medvedev and President Obama—have developed civil society components to their work, which our government has helped to support.  I personally had the opportunity to become deeply involved in promoting greater cooperation between civil society actors from both the Russian Federation and the United States in my capacity as co-chair of the Civil Society Working Group.  I was pleased to see non-governmental organizations and activists engage representatives of both their governments and one another on tough issues of fighting corruption, child exploitation, grappling with migration challenges, and coming to grips with the significant problems both our countries face in our respective prison systems.  In July 2009, here in Moscow, I remember very vividly watching President Obama listen to NGO leader Yuri Dzhibladze criticize our Administration for not moving fast enough to close Guantanamo. The conference at which this took place was funded by a U.S. foundation.  Normal.


There’s one thing that we definitely do not do.  Despite the many accusations to the contrary, the United States does not provide support to individual politicians, political movements, or political parties. The United States government did not provide a penny to the organizers of the recent demonstrations that have taken place in Russia. We will not do so in the future.  That is the policy of the Obama administration, and as the President’s representative here, I will make sure that this policy is followed precisely.  Our efforts are dedicated only toward supporting the growth of non-partisan, independent organizations and building civic leaders, which we believe helps to strengthen, not weaken, Russia.


Financial support from the United States for programs in and with Russia is declining.  For instance, in 2008, USAID spent $31.35 million in Russia on programs broadly related to civil society.  In 2012, that budget is expected to be $24.47 million.  The trend line is clear.  Governments will continue to find ways to work together, but the partnership with civil society needs continued support. 


It is in this larger context that the Obama’s administration idea for using $50 million to endow a new fund for civil society must be understood.  An endowment of this size would generate $2-3 million a year to support the activities of non-partisan NGOs.  This endowment would come from the liquidated assets from the former US-Russia Investment Fund.  Liquidated assets from that Fund already were used in 2006 to create an excellent foundation:  the "U.S.-Russia Foundation for Economic Advancement and Rule of Law.”  This new fund simply would create an additional source of support for civil society, and complement the growing Russian domestic support—financial and pro-bono services—for civil society from individual citizens, corporations, and government.  We first proposed this idea to the U.S. Congress in October 2011, but Congress has not approved of the concept.


Support for civil society by foreign countries is commonplace around the world, including in the United States, where there are few prohibitions on foreign-funded NGOs.  In fact, we welcome both foreign-funded and foreign NGOs in our country, as well as foreign funding for academic institutions and educational exchanges.  They enrich our culture and mutual understanding.  I personally was the recipient of a foreign-funded scholarship, when the UK’s Rhodes Trust offered me financial support to study at Oxford University.  Years ago, my wife ran a program at the Family Violence Prevention Fund that was supported by a Japanese foundation.   Russian government, private business, and foundations also support all kinds of activities in the United States.  For example, the Russian NGO, the Institute of Democracy and Cooperation, is located in New York City, and its “main goals are to promote global democracy and to cultivate Russian-American dialogue on a wide range of issues.”


Russian sources also finance the Russia Today television network, the Kennan Institute, Kennedy Center for the Performing Arts, Russkiy Mir, and the Alfa Fellowship Program under which a number of U.S. and British young executives come to Russia on year-long internships. I personally think these initiatives contribute to American society, civil debate, and culture, even if at times some of these Russian activities in my country do not support the policies and actions of the Obama administration.


Of course, such foreign activities in the U.S. are regulated by our laws, just as American activities in Russia must adhere to Russian laws and procedures.  And we believe that the more transparency there is about these activities, the better.  That is why the Obama Administration, through our open government initiative, has pressed for greater transparency for all American agencies and their partners.  You can find the budgets and activities of “Gosdep” and USAID, and the National Endowment for Democracy on the web.  We continue to work for greater transparency, and we would welcome the opportunity to work with Russia on increasing open government and transparency in both of our countries.


I am eager to engage with my readers to help bring more light to this subject.  It is time for everyone to stop propagating myths and begin to have more constructive conversation based on facts.  What President Obama said in his July 2009 visit to Moscow remains true today:  “America wants a strong, peaceful, and prosperous Russia.” Open constructive engagement about these issues will help us achieve this goal.




Previous Entry Share Flag Next Entry

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.